Разделы новостей
21 марта 2018

По обращению Партнерства ФПА РФ смягчила запрет для адвокатов на комментирование дел, в которых они не участвуют

По обращению Партнерства ФПА РФ смягчила запрет для адвокатов на комментирование дел, в которых они не участвуют

Совет ФПА при внесении корректировок в пункт правил поведения адвокатов в интернете учел аргументы, изложенные в обращении исполнительного директора НП «СРКЗ» Елены Авакян. С 2016 г. адвокатам было запрещено публично комментировать дела, в которых они не участвуют. Теперь запрет на публичное комментирование таких дел распространяется только на уголовные дела. Новая версия документа опубликована на сайте ФПА.

 

20 марта 2018, Анастасия Корня / Ведомости
Адвокаты по гражданским делам смогут комментировать чужие процессы. Запрет теперь остается только для адвокатов по уголовным делам

Совет Федеральной палаты адвокатов (ФПА) скорректировал один из самых спорных пунктов правил поведения адвокатов в интернете. С 2016 г. адвокатам было запрещено публично комментировать дела, в которых они не участвуют. Новая версия документа опубликована на сайте ФПА.

Теперь запрет распространяется только на уголовные дела, рассказал «Ведомостям» президент ФПА Юрий Пилипенко. По его словам, такое решение принято по итогам дискуссии, развернувшейся после утверждения правил. Совет ФПА, в частности, учел аргументы, изложенные в обращении директора некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства» Елены Авакян (есть в распоряжении «Ведомостей»). В нем отмечалось, что запрет на публичное обсуждение чужих дел изложен слишком нечетко. Отсутствие четких критериев при описании недолжного поведения может породить опасную практику привлечения к дисциплинарной ответственности добросовестных адвокатов лишь за один факт выражения профессионального мнения. Таким образом, применение нечетко сформулированного правила может спровоцировать его использование в качестве механизма давления на адвоката.

Подобное ограничение, доказывала Авакян, уместно прежде всего в рамках уголовных дел. Однако в утвержденной редакции оно распространяется на все категории споров и может быть применено даже к внесудебному представительству. В свете обсуждаемой реформы адвокатуры, предусматривающей монополию на юридическое представительство, это особенно актуально, подчеркивается в обращении. «Обсуждаемое правило будет восприниматься юристами, пока не вступившими в ряды адвокатуры, как серьезное ограничение права на свободное выражение профессионального мнения (шире – свободы слова), а потому с большой долей вероятности приведет к снижению числа лиц, стремящихся к приобретению статуса адвоката», – писала Авакян.

Пилипенко говорит, что спорная норма запрещает не любое обсуждение юридических кейсов, а лишь критику профессиональных качеств коллег. По его данным, она еще ни разу не становилась поводом для привлечения кого-либо из адвокатов к дисциплинарной ответственности.

Руководитель «Команды-29» – адвокат Иван Павлов говорит, что запрет на критику коллег логичен. Но при этом непонятно, почему работающим по уголовным делам адвокатам нельзя вести обсуждение чужих дел, а именно такой запрет вытекает из формулировки правил. Как правило, обсуждается сама ситуация, а вовсе не квалификация коллег, замечает он. «Мне кажется, такого рода запреты – не самый лучший арсенал средств современной адвокатуры, – говорит Павлов. – На практике мы часто критикуем правовые нормы за отсутствие определенности, но при этом наступаем на те же грабли, когда сами адвокаты пытаются формулировать нормы профессиональной этики».